View quote
  • 1 неделю назад

Полмира в волосах

Позволь мне долго-долго вдыхать запах твоих волос, погрузиться в них всем лицом, словно истомленный путник, что припадает к воде ручья, и встряхивать их, словно душистое покрывало, чтобы в воздухе рассыпались воспоминания.

Если бы ты знала обо всем, что я вижу! обо всем, что я чувствую! обо всем, что я слышу в твоих волосах! Моя душа странствует среди ароматов, как души других людей — в звуках музыки.

В твоих волосах — воплощенная мечта, что заключает в себе паруса и снасти, и огромное море, чьи ветры уносят меня в чудесные земли, где пространство еще более синее и глубокое, где воздух благоухает ароматами фруктов, листьев и человеческой кожи.

В океане твоих волос я смутно различаю далекий город, полный меланхолических напевов, крепких сильных людей всех наций и кораблей самых разных форм, что врезаются своими тонкими и причудливыми очертаниями в распахнутые небеса, где нежится вечное лето.

Чувствуя ласку твоих волос, я вновь обретаю всю истому долгих часов, проведенных на диване в каюте прекрасного корабля, убаюкивающих почти незаметным покачиванием на волнах гавани, среди цветов в вазах и сосудов с ледяной водой.

В знойном пекле твоих волос я вдыхаю запах табака, смешанного с опиумом и сахаром; в ночи твоих волос я вижу сияющую бесконечность тропической лазури; на мягких берегах твоих волос я опьяняюсь смешанными запахами смолы, мускуса и кокосового масла.

Позволь мне долго кусать твои тяжелые черные косы. Когда я покусываю твои волосы, упругие и непокорные, мне кажется, что я ем воспоминания.

View text
  • #Шарль Бодлер Парижский сплин
  • 1 неделю назад
  • 1

Confiteor художника

Как пронзают душу умирающие осенние дни! Ах! пронзают до боли; ибо есть упоительные ощущения, самая неясность которых не убавляет их силы; и нет острия более колкого, чем острие Бесконечности.

Какое огромное наслаждение — погрузить взгляд в необъятный простор неба и моря! Одиночество, тишина, ни с чем не сравнимая ясность лазури! Маленький парус, дрожащий на горизонте, в своей крохотности и затерянности схожий с моим непоправимым существованием, монотонная мелодия прибоя — обо всех этих вещах я мыслю, или они мыслят мною (ибо в огромном пространстве грез «я» теряется мгновенно); они мыслят, говорю я, но эти мысли звучат музыкой и расцвечиваются яркими красками, свободные от словесных хитросплетений, силлогизмов и умозаключений.

Однако эти мысли, исходят ли они от меня или устремляются из глубины вещей, делаются вскоре чересчур напряженными. Избыток наслаждения сменяется вялостью и самым настоящим страданием. Мои нервы, слишком натянутые, содрогаются болезненно и мучительно.

И вот уже глубина небес меня подавляет, чистота и прозрачность — выводят из себя. Бесстрастная морская гладь, незыблемость этого грандиозного зрелища представляются мне возмутительными… Ах!.. нужно ли вечно страдать или вечно избегать прекрасного? Природа, волшебница, не знающая жалости, всегда торжествующая соперница, оставь меня! Не искушай меня в моих желаниях и в моей гордыне! Всякий урок прекрасного — поединок, где художник испускает вопль ужаса, перед тем как упасть побежденным.

View text
  • #Парижский сплин #Бодлер
  • 1 неделю назад
  • 1

Проза. Прочесть.

Поль Верлен
Стефан Малларме
Шарль Бодлер

View text
  • 1 неделю назад

"За облаками"

- Я два года мучаюсь одним вопросом: Почему в то утро ты ушла, даже не попращавшись?
- Я ждала тебя всю ночь. А потом вдруг поняла, что я не могу вот так, без слов. Мне нужны слова…
- Сейчас модно смотреть в глаза, а все слова глубоко внутри.
- Так выдави из себя что-нибудь.
- Ладно. Я знаю, что когда попадаешь в сети очарования, невольно желаешь остаться пленником. Сейчас, например, я раб твоего молчания.

View text
  • 1 неделю назад
  • 1

лихорадка.криг.

Я запомнила этот истеричный крик. Сон среди белого дня. Тягомотный пейзаж. Дом моих бабушки и дедушки,детство. Я бессильна. И вокруг дымно, мрачно, совершенно не ясно то ли день, то ли ночь, то ли смерть, то ли жизнь.
А я катастрофически бессильна. За окнами дома проплывают чьи-то образы, ходят люди. А я лежу и жду, когда ко мне ты придешь. Все такое мутное, такое лихорадочное. 

Кажется, кто-то обидел меня, да то такой степени, что я лежу в кровати, словно приросшая к ней и рыдаю. Отчаянно рыдаю. Так больно, так невыносимо. Сворачиваюсь калачиком и обливаюсь слезами. Перед глазами проносится время моей жизни, моих потерь и невыдержанных тяжестей.
Я лежу в комнате прабабушки, на той кровати, где спала все детство, а рядом засыпала баба Шура, где потом она и умерла. 
И никто не может меня успокоить. Я хочу, чтобы ты пришла и увидела мое бессилие, чтобы увидела всю трагедию моей жизни. Будто если бы ты пришла сейчас ко мне, я бы нашла в тебе успокоение, будто ты бы сжалилась надо мной. Будто среди всего этого сырого мира только ты по-настоящему любишь меня.
Я кричу, я не нема на слова, я чувствую, как земля притягивает меня и давит, давит. Ты где-то там, за окном. А на кровати бабы Шуры лежит он и притворяется, что спит. И мне больно, так больно, что человек, который рядом, ничего не может сделать, он дальше чем все те, кто ходят вокруг дома. Я знаю, что он не спит, вижу, как дрожат его ресницы и я ненавижу его. Ненавижу за то, что он находится рядом, за то, что и он когда-то причинил мне боль. И вся эта мрачность и равнодушие заполняют комнату смерти, мои слезы.
Я не слышала будильника, я проснулась от холода. 

View text
  • 1 неделю назад
  • 1
x